Fallout в кубе. Рецензия на фильм «Безумный Макс: Дорога ярости»

 
412
15 мая 2015 в 8:00
Автор: Константин Сидорович

«Война… Война никогда не меняется». Тридцать лет назад мир еще не знал, что такое Wasteland или Fallout, зато сходил с ума от фильмов Джорджа Миллера о «воине дорог» и защитнике справедливости. Трилогия «Безумный Макс» от никому не известного австралийского режиссера прогремела по всему миру и наделала столько шума, что у франшизы до сих пор есть миллионы верных поклонников.

Возвращения Макса, символа постапокалипсиса из далеких по кинематографическим меркам 1980-х, ждали долгие три десятка лет. Что ж, вот он перед нами! «Дорогу ярости» снял тот же режиссер, а вот исполнителя главной роли по понятным причинам пришлось заменить — вместо постаревшего и капризного Мела Гибсона рассекать по пустыне и наказывать зло позвали молодого и не менее талантливого Тома Харди.

События ленты развиваются между первой и второй частями трилогии. Семью Макса Рокатански уже убили, но до столкновения с бандой Гумунгуса еще далеко. Экс-копа одолевают глюки с мертвыми девочками и прочей нечистью, а вокруг буйным цветом расцветает беззаконие.

В самом начале фильма Макс остается без «Перехватчика» и попадает в плен к полуголым оборванцам из некоего подобия тоталитарной секты. Герой Тома Харди в виде бессловесной и бесправной туши случайно оказывается вовлеченным в погоню за караваном с гаремом главы «города-сада». От тирана женщин пытается спасти однорукая Фьюриоса. Максу лишь бы выжить, на остальных ему наплевать, но волей случая удирать от сумасшедшего урода ему придется со стайкой красавиц и смешным лысым фриком в придачу.

Слава Джорджу Миллеру — австралиец отделался от поросячье-мультяшного прошлого (его последние работы — «Бэйб: поросенок в городе» и анимация «Делай ноги») и вернулся к безостановочному, жесткому, взвинченному до предела экшену. Здесь есть все, за что мы любим трилогию о Максе, особенно его вторую часть. Двухчасовая погоня в бешеном темпе сопровождается очумелыми трюками, зубодробительными стычками и блестящим саундтреком.

В буквальном смысле яркая атмосфера постапокалипсиса запоминается не в последнюю очередь благодаря цветовым акцентам, к которым обратились кинематографисты. Фактически в «Безумном Максе» один доминирующий цвет — желтый и невероятное множество его оттенков. Никогда бы не подумал, что даже синий цвет может быть желтым. Точно вам говорю, в «Дороге ярости» иссиня-черная ночь отсвечивает рыжим песком.

А уж в дневные эпизоды только и делаешь, что любуешься горячей пылью, будто вдыхаешь запах раскаленного металла, тягучего мазута и горелого масла. Крайне редко режиссерам удается настолько реально передать атмосферу своих фильмов — как бы пригласить зрителя по ту сторону экрана и дать ему почувствовать себя непосредственным свидетелем творящихся безобразий.

Вокруг разлетаются на части абсолютно дикие, будто из другой вселенной, автомобили, мимо пролетают горящие покрышки, надрывно ревут десятки моторов, смачно взрываются самопальные снаряды на шестах, на зубах скрипит песок, сумасшедший гитарист на подтяжках (даже и не спрашивайте) вытягивает рокочущие риффы, попутно поливая всех вокруг огнем! Вот такой он — мир, где главными ценностями являются бензин, вода и патроны, но никак не жизнь. Безумно и здорово, правда?

Отдельной оды заслуживают визуальные эффекты. Прощай, размытая чехарда «Трансформеров», гудбай, бессмысленное копошение «Форсажа»! В «Безумном Максе» зрителя уважают и каждый эпизод дадут обсмаковать до мельчайших деталей, до каждой 3D-песчинки. Любителей классики радуют головокружительными трюками, да еще в замедленной съемке. Джорджу Миллеру не надо скрывать огрехи, у него их нет.

Честно говоря, не задавался целью узнать о новом «Безумном Максе» все, но теперь обязательно найду постановщика боевых сцен. Драк в фильме много, и каждую хочется пересматривать раз за разом. Сцену с выяснением отношений между Максом и Фьюриосой можно прижизненно увековечить хоть в памятнике, хоть в отдельной звезде на Аллее славы.

Небольшое предупреждение для старых поклонников Макса: пустынного копа в картине откровенно мало. Тому Харди явно не пришлось страдать, заучивая реплики, — их здесь максимум на пару страниц. Намного лучше запоминается роль Шарлиз Терон, остриженной наголо, с одной рукой и протезом а-ля Терминатор. У почти 40-летней актрисы открылось второе дыхание, и она сыграла свою лучшую роль.

Вы уже наверняка устали от потоков восхищений в адрес «Дороги ярости», а ведь мы еще ни слова не сказали о фантасмагоричных декорациях, о гротескных костюмах, о причудливом гриме (местных злодеев наверняка когда-нибудь внесут в рейтинги самых отъявленных кинонегодяев), о наполненных символизмом кадрах (несущие смерть пули у ног вот-вот готовой дать жизнь беглянки), о реверансах в сторону широко известных в узких кругах лент (привет, «Шестиструнный самурай»).

Проформы ради все-таки предъявим фильму пару придирок, хотя делать этого совсем не хочется. Во-первых, добавил горчинки в чан с медом совсем уж никудышный, размякший и штампованный финал. Во-вторых, как бы нелепо это ни звучало, но двух часов мало — один из тех редких случаев, когда хронометраж хочется растянуть, лишь бы еще хоть чуть-чуть остаться в фантазиях Джорджа Миллера. Остается надеяться, что австралиец так это дело не оставит и еще не раз осчастливит зрителей пустынными приключениями Макса. Ну хотя бы еще одну трилогию, а?

Забудьте «Мстителей», «Форсажи», «Дивергентов» и прочих «Хоббитов». Жесткий, как старое седло, терпкий, как виноград Солодухи, «Безумный Макс» уничтожил все блокбастеры как минимум последних шести месяцев и показал, как правильно делать настоящий экшен. Идеальное развлечение, зашкаливающий градус безумия, торжество визуализации постапокалипсиса, невероятно крутой хулиганский драйв, просто хорошее кино с большой буквы. Кажется, я знаю, что буду делать в субботу — схожу-ка поглазею на Рокатанского и его подруг еще разок.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Константин Сидорович
ОБСУЖДЕНИЕ