Жители домов в Минске выступили против вышки МТС во дворе. Эксперт: если сеть строить разумно, она безопасна

 
683
08 апреля 2015 в 8:00
Автор: Ян Альшевский. Фото: Аркадий Соболев

В последнее время в адрес нашей редакции поступают обращения от жителей Минска с вопросом, почему в их дворах мобильные операторы стали устанавливать базовые станции сотовой связи? Свои вопросы минчане также адресовали представителям компаний на встречах с жильцами. На одной из них поприсутствовал корреспондент Onliner.by, став свидетелем конфликта и споров с участием местных жителей, представителя Центра гигиены и эпидемиологии, а также сотового оператора.

Внешне солидная своими размерам металлоконструкция без установленных на ней приемопередающих устройств разместилась неподалеку от детской площадки и в некотором отдалении от жилых зданий, окружающих двор. Место, по словам представителя компании, было выбрано после того, как были зафиксированы жалобы на снижение качества связи. Однако жильцы оказались против: рядом для встречи собрались более ста человек, в основном люди среднего и старшего возраста, которые и проявляли основную активность в споре с представителями сотового оператора и Центра гигиены и эпидемиологии.

В МТС подчеркнули, что без развития сети и строительства новых базовых станций невозможно обеспечивать качество связи. Представитель компании подчеркнул, что площадка была выбрана неслучайно, так как из-за увеличивающегося количества пользователей мобильного интернета в данных домах стало снижаться качество связи: оператор при помощи специальной программы рассчитал место установки новой БС, которая должна решить все имеющиеся и будущие проблемы со скоростями мобильного интернета.

Диалог шел на повышенных тонах: иногда расслышать слова оппонентов было сложно. По мнению жильцов, установка вышки сотовой связи во дворе неприемлема по ряду причин. В частности, в размещении подобного оборудования в жилом массиве многие видят опасность для здоровья людей и гуляющих здесь детей. Жильцов не устраивает местонахождение мачт, даже несмотря на заключения и разрешения со стороны контролирующих органов. «360 градусов исходят лучи», — был уверен один из активных участников встречи.

«Первый вопрос — это вредно?» — интересовались жители домов. «В соответствии с техническими нормативно-правовыми актами, которые определяют, вредно это или не вредно, нарушений никаких нет», — заявил представитель Центра гигиены и эпидемиологии, заведующий лабораторией электромагнитных полей Дмитрий Тюхлов. Ответ не удовлетворил присутствующих, и дальнейшие слова потонули в возмущенных криках.

«Есть только одно ограничение: на прилегающей территории, где могут находиться люди, уровень излучения от базовой станции не должен превышать нормативы, составляющие 10 микроватт на сантиметр квадратный по плотности потока энергии», — продолжил специалист.

Озвученная информация не вызвала понимания со стороны жильцов окрестных домов. Также остались без внимания слова представителя Центра гигиены и эпидемиологии о необходимости рассматривать все параметры работы станции, а не только мощность, которая волновала присутствовавших. «Какую ересь несет», «Он не понимает, о чем говорит», — последовала реакция жителей на сказанное Тюхловым.

Далее был зачитан документ, в котором, среди прочего, утверждалось, что Мингорисполком дает добро на проведение работ с условием согласия собственников жилья. Жильцы возмутились тем, что никто не спросил их, требуется ли им улучшение связи: «Почему вы не прислушиваетесь к нашему мнению? Мы не раз сказали свое „нет“. Мы собрали сотни подписей со всех близлежащих домов: вы не имеете права на это не отреагировать. И что это за нормы такие и правила, согласно которым можно ставить эти усилительные антенны буквально в десяти метрах от жилья? Я посчитала: 8—10 метров до угла здания. Люди здесь находятся 24 часа в сутки, и ежесекундно они будут облучаться. Мало вам Чернобыля? ГМО в пище? Мы еще будем получать электромагнитное излучение!»

С отсылкой на ответ одной из инстанций представитель товарищества заявил, что установка вышек (помимо той, что находится во дворе дома) якобы не была согласована полностью. Впрочем, как утверждали представители оператора, все необходимые документы были получены и предоставлены, согласования пройдены, а нормы и правила, в том числе санитарные, — выполнены.

Жителей окрестных домов можно понять — установка металлического столба на видном месте вряд ли добавляет эстетики. Портят ее и припаркованные вокруг автомобили, однако они уже стали привычным элементом городского ландшафта. Основные же претензии касаются возможного влияния аппаратуры на здоровье проживающих здесь людей.

С точки зрения жителей, вышке не место во дворе. Однако в МТС уверены, что вредного влияния она не окажет. Onliner.by, в свою очередь, решил обратиться к эксперту — заведующему научно-исследовательской лабораторией БГУИРа «Электромагнитная совместимость», члену Института инженеров по электротехнике и электронике (IEEE) Владимиру Мордачеву.

«После прихода оператора velcom, в Минске на начальной стадии развертывания сети насчитывалось 12, а затем 32 базовые станции, которые достаточно неплохо покрывали город. Площадь покрытия в пределах МКАД составляла 250—300 квадратных километров. Таким образом, выходило примерно 10 квадратных километров на один сайт. Сейчас в Минске около 3 тыс. базовых станций трех операторов, то есть пять базовых станций на квадратный километр. „Энергетика“ каждой осталась прежней, в то время как по всем законам предполагается уменьшение мощностей, ведь как минимум дальность связи уменьшилась. Однако требования к операторам не изменились, и они, будучи законопослушными компаниями, действуют по существующим правилам», — рассказал Владимир Мордачев. Он отметил, что два года назад БГУИР направил в Минсвязи предложение о поэтапном снижении мощности излучения БС сотовой связи в городской застройке. К сожалению, вопрос непростой, поскольку связан с пересмотром лицензионных требований и системы оплаты за использование радиочастотного спектра.

«Имеются гигиенические нормативы, которые в нашей стране составляют 10 микроватт на сантиметр квадратный плотности потока мощности. Это научно обоснованный норматив, принятый во время существования Советского Союза. Тогда на исследование влияния полей денег не жалели, вопрос был изучен вдоль и поперек. В этом деле мы до сих пор впереди планеты всей, — подчеркнул эксперт. — Примерно 25 лет назад я впервые столкнулся с этой проблемой — тогда изучался вопрос облучения персонала на кораблях. Позже я занялся тематикой вплотную».

Государственное регулирование в данной сфере, считает Владимир Мордачев, безусловно является благом: «В Советском Союзе не было бизнеса, а было сельское хозяйство, промышленность и так далее. Партия сказала защитить население — правительство выделило деньги и ученые выполнили работу. До сих пор эти научные отчеты и нормативы имеют высокий спрос среди западных компаний». В других странах — в частности, в США и ряде европейских государств — провести подобные исследования нельзя: лобби коммуникационных компаний имеет большое влияние. То есть получить гранты на выполнение работ можно (средства регулярно выделяются и составляют десятки миллионов евро), однако они должны подтверждать то, что хочет видеть заказчик, выделивший деньги. А он, разумеется, хочет быть уверен, что вреда нет.

В США, например, нормативов как таковых практически нет, есть лишь рекомендации относительно границы интенсивности поля исходя из теплового эффекта (при каких условиях биоткань нагреется на определенное количество градусов). «И этот показатель окажется всего чуть ниже, чем у вашей микроволновки в режиме разморозки», — пояснил эксперт. Америка, уточнил он, находится даже не во второй десятке по уровню развития сотовой связи: в районах с дорогой землей и недвижимостью базовых станций попросту нет. «В большие частные владения операторов не пускают, — добавляет Владимир Мордачев. — Если вы простой арендатор, вас никто не будет спрашивать, нравится вам направленная в окно антенна или нет: риски будут отражены в арендной плате». В европейских странах, ввиду определенных традиций, ситуация несколько иная: здесь есть густонаселенные местности с дорогой землей, где имеется не особо устойчивая голосовая связь, а передача данных не работает или по своим скоростям близка к «каменному веку».

Гамбург:

Париж:

Минск:


(информацию по другим городам можно получить на специализированном сайте)

Многое зависит от того, какая нужна связь. При большой фантазии можно представить попытку «раскачать» мощность БС до уровня, чтобы антенна с поверхности обеспечила связь в метро. «Но нужно ли иметь сеть в каждом подвале? Это вопрос разумных требований к качеству связи, — уверен заведующий научно-исследовательской лабораторией БГУИРа. — Кроме того, качество связи зависит скорее не от мощности (при 5—10 базовых станциях на квадратный километр высокая мощность не нужна), а в первую очередь от грамотного планирования при размещении БС в городской застройке на стадии проектирования. Но не всегда это выполнимая задача, поскольку на данной территории может находиться какой-нибудь режимный объект или специфические элементы местности. Также могут быть против жильцы домов».

По словам Владимира Мордачева, необходимо учитывать и то, что заметным компонентом фона являются в том числе излучения мобильников в местах массового скопления людей (очереди, крупные спортивные мероприятия, приземлившийся самолет, транспорт в часы пик, метро). 3G-модемы, в свою очередь, генерируют мощность до 2 ватт, то есть практически 100% от своих возможностей. В список можно добавить Bluetooth, телефоны DECT, точки Wi-Fi, которые «светят» из соседних домов и подъездов, и многие другие устройства. Стоит также упомянуть «умные дома» и магнитные поля сетевой частоты от электропроводки, излучения компьютерных мониторов и т. п.

— Стоит ли опасаться установки вышки в упоминаемом выше месте?

— В случае если излучение в местах возможного нахождения людей не соответствует нормам — да, стоит. Однако это маловероятно. Надеюсь, что расчеты санитарно-защитных зон и зон ограничения застройки выполнены квалифицированно. Следует также иметь в виду, что уровень поля на границе санитарно-защитной зоны либо зоны ограничения застройки достигнет 10 микроватт на сантиметр квадратный только при пиковой нагрузке БС. Все поддается очень точным расчетам, погрешность минимальна. Другое дело, что расчеты не всегда можно подтвердить экспериментально.

Измерить пиковые уровни поля 3G-излучателей проблематично: в отличие от GSM, они не работают постоянно и дают максимальную мощность излучения лишь при предельно допустимой нагрузке на базовую станцию, когда число одновременно обслуживаемых ею абонентов соответствует предельным возможностям БС. Таким образом, все расчеты ведутся исходя из максимально допустимой загрузки, которую при вводе базовой станции в эксплуатацию практически невозможно представить.

— Способов «схимичить» нет. Раньше были лазейки: каждая компания считала зоны отдельно и наличие рядом БС разных операторов не учитывалось, санитарные паспорта делались не по суммарной мощности. Сейчас расчеты, как правило, проводятся РУП «БелГИЭ» — структурой очень грамотной и независимой.

— Имеет ли значение размещение станции? Будет ли разница между вышками, установленными на земле на высоте 10—15 метров и на крыше высотного дома? Конкретный пример — «колодец» из домов.

— Если базовая станция установлена выше, уровень излучения на земле ниже. Но при этом важна мощность БС и, соответственно, зона ее обслуживания. Если вышка работает на эти дома в «колодце», то ее параметры должны быть соответствующими. В длинных зданиях, например, имеет смысл устанавливать антенны для отдельных секторов одной базовой станции. Для жителей домов самое безопасное размещение антенны — на крыше.

В любом случае, рассказал Владимир Мордачев, зону ограничения застройки необходимо рассчитывать для пиковых мощностей (не путать с санитарно-защитной зоной, которая также рассчитывается для максимальной мощности излучения БС, но для высоты 2 метра над земной поверхностью). Ответственность в данном случае лежит также на операторе, который обязан планировать и параметры размещения оборудования, и параметры самого оборудования так, чтобы не «поджаривать» окружение.

«Мобильная связь не имеет альтернативы», — уверен эксперт. Мы, в свою очередь, также видим дилемму, стоящую перед жителями одной из минских улиц (но вряд ли единственной). Вернее, одну ее грань: беспокойство о здоровье. Сметная стоимость одной базовой станции колеблется в диапазоне $300—500 тыс. Можно предположить, что ни один оператор не станет тратить такие деньги на БС, в которой нет острой необходимости. В соответствии с мировой практикой, значительные малонаселенные территории покрываются «высокими» базовыми станциями повышенной мощности (мощность БС имеет смысл увеличивать только до определенного предела, так как дальность связи ограничивается мощностью сотовых телефонов и прочих абонентских терминалов), а густонаселенные территории — большим числом базовых станций малой мощности. Таким образом, развитие сети и требуемое другими качество связи являются второй гранью дилеммы.

Ответом на вопрос «что делать?» могут стать следующие слова Владимира Мордачева: «Строить сеть разумно, увеличивать число ее базовых станций в городской застройке при существенном уменьшении излучаемой мощности каждой отдельно взятой БС. Только в этом случае покрытие будет безопасным». В МТС же недовольным жильцам посоветовали самостоятельно обратиться в санитарную службу с просьбой повторно провести замеры.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Ян Альшевский. Фото: Аркадий Соболев
ОБСУЖДЕНИЕ