Небольшие провайдеры. Flynet: интернет в Беларуси дорогой и низкокачественный

 
203
24 октября 2013 в 8:48
Автор: Ян Альшевский

Широкополосный доступ в интернет в Беларуси развивается не так быстро, как хотелось бы не только рядовым пользователям, но и игрокам рынка. В прошлый раз мы поинтересовались тем, как видит ситуацию компания Unet.by, а сегодня публикуем интервью с Сергеем Дроздом, руководителем небольшого и молодого провайдера Flynet.by.

— С чего все начиналось? Виделось ли будущее таким, каким сегодня стало настоящее?

— Как и у большинства небольших компаний, все начиналось с домашних сетей. Законодательной базы тогда не было, все наши абоненты так или иначе были знакомы друг с другом, вопросы и проблемы были совсем иными.

Наша компания появилась на свет в 2010 году. Сразу обрисовались новые технические задачи, впервые — маркетинговые. Все вопросы, с которыми мы сталкивались, пытались решать самостоятельно, изучая опыт и существующие решения в мире. Приходилось разрываться, рук и практики на все не хватало. Компания начала свой рост.

Свои корректировки в развитие бизнеса внесли появление законодательной базы, технологический прогресс и собственный взгляд каждого из участников проекта на будущее: оно оказалось не таким, каким виделось в прошлом. Нет, не хуже, просто другим.

— На чем зарабатываете сейчас?

— На доступе в интернет. Абоненту нужен контент, и абонент знает, где его искать. Основное желание пользователя — быстро получить доступ к контенту, и технически мы обеспечиваем такую возможность. Все дополнительные сервисы являются привлекающим фактором. Не могу сказать, что мы довольны тем, что имеем сейчас, но регулярно у нас интересуются возможностью подключения без использования доступа в интернет. Из этого можно сделать вывод, что необходимый минимум дополнительных сервисов, способных заинтересовать потенциального клиента, у нас есть.

— Сколько у вас абонентов?

— На сегодняшний день несколько тысяч, их количество растет.

— Тайными данными об ARPU поделитесь?

— В нынешней ситуации со стоимостью каналов связи, существующей монополией и с учетом развивающегося рынка дополнительных сервисов показатель ARPU небольших компаний вполне просчитываем. Однако, на наш взгляд, рынок ждут изменения. Мы пока не готовы публично озвучить этот показатель, но прогнозируем его увеличение, причем преимущественно за счет дополнительных сервисов.

— Почему медленно выходите на новые территории?

— Мы небольшая компания с малым штатом сотрудников. Это является основным сдерживающим фактором в вопросе выхода на новые территории. Имеется нехватка квалифицированных кадров, а у компании такого масштаба подбор квалифицированного персонала занимает много времени и сил. Да и в целом кадровый вопрос заставляет сегодня задуматься руководителей в разных сферах деятельности.

С другой стороны, выход на ту или иную территорию обусловлен исключительно выдачей разрешительных документов. В таких документах, как правило, указывается целиком район(ы) или квартал(ы). При этом желание оператора учитывается хорошо если в половине случаев. Запрос на выдачу разрешительных документов по другой территории до ввода в эксплуатацию текущей будет отклонен, несмотря на то что это противоречит конституционным нормам. То есть мы имеем право реализовывать одновременно не более одного проекта.

Однако есть компания, для которой действуют иные правила и у нее вдруг получается застраивать несколько территорий параллельно.

— Поглощаете ли других провайдеров? Хотел ли кто-нибудь купить вашу сеть?

— Да, недавно мы приобрели небольшого оператора. До этого он работал при нашем постоянном техническом содействии. Такая ситуация была неудобна как нам, так и тому оператору. Мы были вынуждены тратить силы и время, правда вовремя и адресно направлять их было очень сложно. В итоге часть времени расходовалась впустую. К слову, порядок на местах наводим до сих пор. (Смеется.)

О слиянии нам поступало два предложения, однако договориться о выгодных всем сторонам условиях не вышло.

— Конфликты с ЖЭСами, другими госструктурами случаются?

— Случаются. Ethernet-провайдеры устанавливают оборудование в жилых домах, и приходится плотно взаимодействовать с местными ЖЭСами и товариществами. Не всегда получается обойтись без бюрократии.

Не все ЖЭСы настроены на диалог. Именно здесь, кстати, есть возможность улучшить качество доступа в домашнем секторе: сегодня Ethernet-провайдерам не дают возможности попасть в техподполья жилых зданий в ночное время, как, например, аварийным службам электросетей и водоканала. А ведь именно ночной период идеально подходит для проведения работ, без отключения в которых не обойтись.

Попасть в техподполья во время включения, отключения и отладки отопления иногда кажется квестом следующего уровня. Создается впечатление, что на всю неделю проводимых работ сантехники изымают ключи и просто не появляются в ЖЭСе. Специалисту по подключениям, нашедшему сантехника, полагается бонус — проникновение на нулевой уровень здания. (Смеется.) Конечно, пересекаемся и по более серьезным вопросам.

— Жильцы недовольные докучают?

— Жильцы тоже попадаются разные. Последнее время наблюдается устойчивая тенденция не реагировать на звонок в дверь или по домофону, если жилец никого не ждет. Конечно, неудобно получается, когда специалист по подключениям вынужден из-за этого приостанавливать работы по прокладке кабеля. Такие ситуации затягивают время подключения абонента. Приходится объяснять клиентам все это и искать взаимопонимание.

Бывали и курьезы. Например, в одном из домов при прокладке кабеля жилец, впустивший в тамбур, напрочь отказывался отпускать нашего человека, пока тот не купит у него мобильный телефон. Брутальный мужчина эффектно описывал возможности своего аппарата и тут же демонстрировал их на практике. На вид ему было за 60, с длинной бородой и длинными волосами. Решилось все обещанием приобрести позже, после укладки кабеля.

— Что насчет «трудных» абонентов? Есть такие?

— Не без них. Избежать непонимания, работая с большим количеством людей, невозможно. Проблема возникает с теми, кто не знает, чего хочет, или целью которых, скажем так, является нечто, придуманное этим человеком, но непонятное и не относящееся к нам. Есть такие, кто вовсе не является нашим абонентом, но регулярно звонит нам по каким-то отстраненным вопросам. О них слышал каждый сотрудник, и при упоминании таких личностей на лице появляется улыбка.

Есть абоненты, с которыми не каждый из операторов выдержит общение. Мы стараемся перевести часть разговоров (и особенно с «трудными» клиентами) в офлайн. Это является компромиссом при общении с такими абонентами, а также позволяет обработать большее число обращений.

— Сталкиваетесь ли вы с конкурентной борьбой? Ведется ли она честно?

— Конкуренция, конечно, есть. Некоторые провайдеры не скупятся на цифру «0», слова «безлимитный» и «бесплатно» в рекламе, когда на деле это не так. Честно ли это? Не думаю. Страдает в конечном счете абонент, который в какой-то момент видит разницу между обещанным и реальностью. Такую игру слов необходимо пресекать.

Вообще, появление процедуры выдачи Мингорисполкомом разрешений на работу в конкретных районах и кварталах внесло неясность. Непонятна процедура выдачи определенных территорий провайдерам, критерии оценки того, что и как выдавать. Зачастую выдавалась либо меньшая территория, либо с низкой отдачей, экономические интересы компаний не учитываются.

Сейчас не учитывают наличие на территории провайдеров с ранее выданными разрешениями, выдавая на эти территории новые разрешения и «особым» компаниям. То есть вынуждают застраивать «неинтересные» территории, иначе не получить разрешения на другие. В итоге получается, что в одном квартале пять провайдеров, например три небольших и два крупных. При этом один из этих крупных игроков демпингует весь рынок, имея за плечами поддержку другого гиганта.

В то же время в другом районе нет ни одного провайдера по технологии Ethernet\pon. Выигрывает ли от этого абонент? Нет. Выигрывает только известный и крупный оператор.

— Сюда можно добавить вопрос ценовой политики? Прижимает ли монополист, дает ли работать?

— С учетом неохотного и порой запоздалого расширения внешних шлюзов со стороны «Белтелекома», текущие цены можно назвать высокими. Его ценовая политика не учитывает потребности малых операторов. Мы возлагаем определенные надежды на новую компанию, которая будет являться только магистральным оператором. Даже если ценовое предложение на внешние каналы не будет сильно разниться с существующим, начало его работы, как мы надеемся, даст толчок развитию услуг ШПД.

— То есть интернет в Беларуси дорогой? Чем, по-вашему, продиктована нынешняя ценовая ситуация?

— Если говорить о доступности данной услуги в нашей стране, то она, безусловно, доступна. Но если говорить о качестве, то ее по праву можно считать дорогой и низкокачественной одновременно. Я говорю о том, что у белоруса имеется возможность получить доступ в интернет примерно за одни и те же деньги и практически в любой точке страны, есть даже льготные предложения для определенных слоев населения. В то же время о качестве по европейским меркам говорить не приходится. Одновременно качественного и дешевого доступа в интернет быть не может. Если бы гораздо большая часть интересного для белорусов контента была сосредоточена в Беларуси, ситуация была бы несколько иной.

Кроме того, это вновь вопрос монополии. И несмотря на то, что второй оператор, имеющий каналы связи за пределами страны, формально уже существует, на практике нет еще ни цен, ни технической возможности пропускать через него трафик. Также компания присутствует незримо только в Минске, в областных центрах даже гипотетически ситуация не изменится.

— Как вы относитесь к проектам закона по указанию провайдерами минимальных скоростей?

— Мы изначально в наших тарифных планах предусмотрели небольшой запас по скорости. Загрузку внешних каналов мы контролируем ежедневно. Были случаи, когда пропускали момент необходимости расширения каналов связи на несколько дней, но в целом стремимся действовать на упреждение.

В своей зоне ответственности мы уже сегодня делаем все возможное для обеспечения скоростей, которые обещаем. Однако периодически сталкиваемся со сложностями с доступом наших клиентов к некоторым ресурсам, например к социальной сети «ВКонтакте». Объясняли абонентам, что сложности возникают за пределами нашей компетенции, и показывали, как грамотно в этом можно убедиться.

Что касается закона, то нас очень волнует, какая методика проверки будет выбрана, что именно будет проверяться, а также объективная роль провайдера с точки зрения закона и понимание абонентом этих нюансов. Сегодня не все понимают, что такое интернет, какие задачи решает провайдер в качестве посредника. Закон, на наш взгляд, должен дать четкие ответы на все эти вопросы. Тогда он сыграет на руку как абоненту, так и его провайдеру. Но надежд на то, что он выполнит эти функции, мало.

— Какое у вас отношение к требованию информировать абонентов о сбоях в работе сети?

— Прежде всего замечу, что эта часть закона вступает в силу только в 2014 году. Однако уже сегодня мы информируем абонентов о крупных сбоях и плановых работах. Используем для этого, как правило, сайт компании и Twitter.

В Twitter присутствуют как сотрудники и представители разных провайдеров, так и чиновники из сферы связи. Их реакцию на сообщения о сложностях у крупных и не очень провайдеров не всегда можно назвать адекватной и объяснимой.

На мой взгляд, сам факт признания компанией наличия технических сложностей и публичного уведомления об этом еще до принятия закона говорит об отношении компании к собственным клиентам. Уже это должно заслуживать определенного уважения.

После такого сообщения провайдер может понести некоторые убытки — клиент вправе потребовать денежную компенсацию за указанный период. А технические сложности бывают у всех. Надеюсь, требования к информированию будут для всех одинаковыми.

Я уже представил, как «Белтелеком» сообщает об аварии на пиринге с соцсетью «ВКонтакте» и объясняет, что из-за этого большинство абонентов Беларуси могут наблюдать сложности с доступом к данному ресурсу… Нужно заметить, что в требовании не поясняется, что именно считать крупными сбоями и что подразумевается под оперативным информированием. В итоге снова видим замечательную идею и посредственную реализацию.

— Что нужно белорусскому интернету в первую очередь, чего ему не хватает?

— А он существует? Пока видим сплошной набор заградительных мер, препятствующий появлению контента здесь.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Ян Альшевский
ОБСУЖДЕНИЕ