Жизнь после «Линейки»: от игровой зависимости до собственного бара

 
03 октября 2013 в 9:57
Автор: Влад Борисевич

Онлайновая MMORPG Lineage II, или «Линейка», ураганом пронеслась по белорусским студентам в 2005 году. Глубокое погружение в огромный фэнтезийный мир заканчивалось для многих лишь с отчислением из университета. Свою историю согласился рассказать один из бывших «линейщиков» — Тимофей, игравший под ником Sanchezzz. Он прошел впечатляющий путь от жизни в онлайне до открытия собственного бара.

О том, как все начиналось

Как-то я пришел в компьютерный клуб «Стелc» (в котором на тот момент провел, наверное, половину своего школьного времени), чтобы поиграть в Counter-Strike. Через плечо подсмотрел, что парни в клубе играют во что-то новое: эльфы, гномы, красивые леса и водопады. Мне всегда нравилась такая антуражность и фэнтезийная тема, я любил читать книги в этом жанре. Кто-то уже играл на официальном сервере Lineage, в основном же играли на сервере провайдера «Анитекс».

Парни из клуба рассказали мне, что и как, помогли аденами (игровая валюта) и советом. Очень понравилось, сильно затянуло. Так я попал… на пару лет.

Я «качался», бегал, развивался. Вскоре узнал, что многие ребята из локальной сети состоят в клане. Сначала хотел попасть туда по принципу «а куда еще?», но также импонировало то, как ведут себя игроки, значок нравился. Лидер там был достаточно жесткий и поначалу не хотел меня брать.

Спустя какое-то время я все-таки попал в клан, чему был крайне рад. Примерно в это же время на «Анитексе» начались проблемы. Сервер часто «падал», зависал, ходили слухи о тесной связи руководства сервера с некоторыми игроками. Пришла пора играть в серьезные игры и уходить на официальный сервер.

Официальный сервер — другая игра

На бесплатных серверах Lineage ты получаешь больше денег, быстрее идет «прокачка» персонажа. C непривычки на официальном сервере это все казалось очень долго и очень нудно. На том же «Анитексе» все было быстрее в пять раз! Когда ты уже прошел первые этапы до 52-го уровня, заново начинать неинтересно, хочется просто играть. А клановые войны, осада замков и PvP — вся соль игры начинается на высоких уровнях.

«Прокачка» воспринималась как обязанность, которую нужно поскорее пройти, чтобы начать нормально играть и попадать в интересные события. В идеале, чтобы играть достойно, нужно было проводить в игре 24 часа в сутки. Есть даже такая геймерская поговорка — «пока ты спишь, твой враг „качается“». Лишь со временем я начал понимать весь смысл этой фразы. Когда я занимался чем-то в реальной жизни, было отчетливое чувство дискомфорта. Ведь в эти минуты твой враг чем-то занимается в игре, улучшает себя! Сейчас это воспринимается со смехом, но в те времена было правдой жизни. Учеба серьезно страдала от этого, добавить нечего.

В отличие от «Анитекса», где игровая валюта не стоила ничего, на «офе» на счету была каждая монета. Миллион аден стоил один доллар. Миллион для начинающего — это было очень много и позволяло хорошо одеться. Было немало людей, которые вкидывали в игру большие деньги. Самой дорогой была бижутерия, которая падала только с рейд-боссов. Убивать их приходили целыми альянсами в несколько сот человек. Цена на черном рынке была от $2000 (за самое бесполезное колечко) до $10 000.

На официальном сервере было сложно, но интересно. Сразу стало понятно, что ты там никто, один в большом-большом мире — на сервере Bartz играло около 100 000 человек. Ты приходил в город и понимал: вот она, движуха! Города напоминали восточный базар: куча людей носится по своим делам, продается разное добро, разборки на входах.

На самом деле, каждый в «Линейке» находит что-то свое. Она очень сильно отражала то, какой игрок изнутри. Если человек — лидер, сильный, стремится быть всегда первым, то и в игре он ведет себя точно так же. Как минимум выбирает персонажа, который всегда на острие.

Кого-то же больше прельщала жизнь гнома. Нравилось заниматься продажами, делать вещи. Я знал много гномов, которые играли 2—3 года на тот момент и у них вообще не было боевых персонажей. В общем, все жили своей жизнью.

О попадании в Stripclub

Многие люди воспринимают игру очень серьезно. Берут себе ники «Разрыватель лиц» или «Покоритель народов». Кланы называют точно так же, пафосно и помпезно.

Я не люблю быть серьезным. Моя жизнь — это полное отсутствие серьезности во всех ее аспектах. Я стараюсь делать то, что мне нравится и от чего мне весело. Поэтому когда я увидел клан под названием Stripclub, то понял, что это мой клан и я должен туда попасть.

Было очень весело общаться с такими же ребятами, потому что серьезный человек не пойдет в клан под названием Stripclub. Там остались оторванные ребята, играющие так же оторванно. Часто мы не следовали каким-то канонам, по которым принято играть, а творили разную чернь, и это отлично работало. Все воспринимали нас как таких клоунов, но если нужно было, то «навалять» мы тоже могли нормально.

Главой клана был очень интересный американец, который жил на Гаваях и работал стриптизером. Нам всегда казалось, что он был еще и наркодилером, потому что особо ничего не делал и все время сидел за компьютером. Однако он был очень добрым и честным, а также прирожденным лидером. В клане было очень весело.

Когда играл, я работал, причем на двух работах. В дневное время подрабатывал мальчиком на побегушках в юридической конторе. Но там было не очень интересно, и я понял, что юристом мне не стать. Однако я все же хорошо зарабатывал и поэтому собрал себе очень мощный игровой компьютер, на котором «Линейка» шла без тормозов.

У меня была маленькая машина, которую я поменял на старый микроавтобус Ford Transit. В нем я возил соклановцев на сходки еще на «Анитексе». Когда у тебя есть микроавтобус, голодным ты никогда не останешься. По ночам я развозил газеты по Беларуси.

В дальних поездках (а мне приходилось возить газеты в Витебск и Полоцк) нужно о чем-то думать. Вообще не представляю, как работают дальнобойщики. Это очень сложная работа, я знаю, так как очень много километров накатал. В пути я думал о «Линейке», какую мне одежду купить, обдумывал игровые события и фантазировал о будущем. Эти размышления занимали большую часть моих долгих дорог. Эти и… сноуборд!

О друзьях в игре

По большому счету с друзьями в «Линейке» — как и в обычной жизни. Единственная особенность — это ощущение безнаказанности на расстоянии. Например, один китаец играл целый год, и его стратегия была в том, чтобы все это время выдавать себя за девушку, втереться в доверие игрока и в итоге «кинуть» на топовую одежду.

С людьми, которых я знаю настоящими в реальной жизни и такими же в игре, дружу и общаюсь до сих пор. А что касается официального сервера, то все разбежались. Есть один друг из Штатов, но с ним как-то отношения «затухли», осталась только почта.

Но определенно, во времена игры все мы точно были друзьями. Правда, не все про личную жизнь особо рассказывали, потому что кто-то хотел жить в игре. Некоторые игроки в реальной жизни имели комплексы, были чем-то обделены, но в «Линейке» были крутыми парнями и девчонками.

О решении покончить с «Линейкой»

Родители к моему увлечению, естественно, относились плохо. Они знали о том, что я играю и зависим, но так как я уже жил один, то, возможно, не догадывались о масштабе событий. В компьютерные игры я играл всегда, но так много — никогда. А что касается друзей, то они привыкли.

— Эй, Тима, давай соберемся у тебя на тусовку?

— Конечно давайте, ребята, приходите!

И получалось, что они приходили, сидели, выпивали, общались и смеялись, а я сидел за компьютером. Со временем все привыкли и относились к этому с иронией.

— Эй, тебе стакан наполнить?

— Да-да!

Он наполнился час назад, а я этого так и не заметил.

Мысли завязать c Lineage появлялись периодически, когда случались какие-то проблемы в реальной жизни. Последней каплей было вот что: меня попытались выгнать из университета, потому что я проиграл всю сессию ни разу там не появившись. Это был первый очень серьезный звонок.

Я не могу сказать, что случилось нечто особенное. Наверное, просто пришло время, и я все понял. Ну и стечение обстоятельств… В клане начались какие-то раздоры, проблемы, а это всегда воспринимается с волнением и переживаниями. Я подумал: если все разваливается, почему бы не завязать вообще? Плюс я как раз познакомился с девушкой, которая была явно против моего увлечения.

Но так как игра — это все-таки мощный психологический наркотик, завязать самому было достаточно сложно. Поэтому я просто продал свой игровой компьютер и оставил старый рабочий ноутбук. Его хватало для рабочих моментов, но играть было невозможно. Примерно в то же время закрыли и мой любимый компьютерный клуб «Стелс». В общем, все свелось к одному. С тех пор я ни разу не заходил в Lineage.

Конечно, физически времени освободилось очень много. Так получилось, что, покончив с «Линейкой», я нашел себе новую работу. Одно занятие автоматически заменилось другим, поэтому лежать и плевать в потолок с мыслью, чем бы мне заняться, не довелось.

О возможности изменить прошлое

Если бы можно было изменить прошлое… Я бы «качал» черного лучника! Шучу, все равно «качал» бы хавка (лучник человеческой расы. — Onliner.by).

Я бы все равно играл, об этом не жалею. Жалею о тех некоторых вещах, которые приключились в реальной жизни. Я был на грани исключения из института, и это стоило мне нервов. Хотя я горд тем, что полностью разобрался с проблемой самостоятельно, когда многие побежали бы к родным. Мне кажется, что мои родители до сих пор не в курсе, что я оставался на второй год.

А в целом игра дала мне очень много жизненных скиллов. Как при любом общении, я получил какой-то опыт простых человеческих отношений. Очень мощная положительная сторона — «подкачал» язык. Там все разговаривали на американском английском со всеми жаргонами. Общение было постоянным, как в чате, так и через микрофон.

О своем баре

Я всегда хотел свое заведение, сколько себя помню. Думал, что годам к сорока я построю свой маленький ресторанчик, в котором буду, как итальянец, работать и официантом, и хостес. Но как-то все закрутилось раньше.

Примерно через год после того, как я ушел из Lineage, в один момент у меня не стало двух работ. Я сам ушел из юридической конторы, потому что понял — дальше это не имеет никакого смысла, быть мальчиком на побегушках за 100 долларов уже не комильфо. Моей «газетной» работы тоже не стало по ряду причин. Это было достаточно неожиданно, и я не понимал, что делать дальше. Решил использовать время затишья, чтобы попробовать осуществить мечту.

Мне очень хотелось стать поваром, и я пошел на полугодичные курсы, отучился, два дня им поработал и понял, что это не мое. Но все, что ни делается, — все к лучшему. Это дало подвижки к другим шагам в моей жизни. Связался с другой темой, начал ее развивать и на этом заработал денег.

Я устанавливал платежные терминалы. Увидел, что они появляются в магазинах. Мне стало интересно, что это такое, просто из любопытства. И так получилось, что у одного из них стоял парень и ковырялся в этом терминале. Я расспрашивал его о терминалах, а он рассказывал. Парень был моего возраста и впоследствии стал моим компаньоном. Я отметил, что это интересная тема, и предложил их обслуживать, ведь я располагал машиной.

Конечно, сначала ко мне отнеслись с недоверием, это все-таки была работа с деньгами. Но со временем я смог себя зарекомендовать, а тема оказалась достаточно успешной.

Одному из партнеров потом нужно было уехать в Москву, и он продавал свою долю. Я одолжил денег, купил долю в бизнесе и стал компаньоном. Я продолжал работать, но теперь это был частично и мой бизнес.

Все равно сфера общественного питания меня привлекала, и я знал, что когда-нибудь что-то открою. Я думать не мог, что это произойдет так быстро. Появились возможности и единомышленники, которые хотели точно того же, что и я, начали подбирать помещение.

Ряд требований к недвижимости сужал круг поиска до единичных вариантов. Открытие казалось сложным, даже невозможным. Но идти на компромисс не хотелось. Но вот одним летним вечером позвонил знакомый риелтор и предложил посмотреть помещение.

Мы приехали и поняли — это действительно «оно». Тут и открылся бар.

У меня было пару сложных моментов в жизни, когда я не знал, что делать дальше. Были какие-то средства к существованию, но не было работы. А если была работа, я понимал, что она не получит никакого развития.

Одно я могу сказать точно — нельзя останавливаться. Труп врага не проплывет по реке в современной быстрой жизни. Нужно что-то делать, искать, не сидеть и не ждать. Если очень повезет — что-то придет, но если сам не начнешь шевелиться, ничего не будет. Главное, не останавливаться.

Вместо заключения

Я знал многих взрослых игроков, но это немного другое. Когда ты постарше, ты относишься к этому более обдуманно и размеренно. Такого, что игра тебя полностью захватит, а потом ты, как китайский геймер, выбросишься из окна, потому что у тебя украли сережку, не произойдет.

Когда ты помладше, это захватывает тебя полностью просто в силу возраста и малой ответственности. Ты можешь себе это позволить.

Мне кажется, лучше наиграться, когда ты молод. Чтобы не было потом беса в ребро. Наверное, c хардкорным геймерством нужно уложиться до 20 лет. Все хорошо в меру. Не забывайте о том, что есть реальная жизнь, очень интересная и многогранная, крутая штука. И игра крутая штука, но жизнь круче.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Влад Борисевич